ОЛЬВИЯ-ПРЕСС

 

ДЛЯ БОЛЕЕ ЭФФЕКТИВНОГО ВЫПОЛНЕНИЯ ЗАДАЧ СОВМЕСТНЫМИ МИРОТВОРЧЕСКИМИ СИЛАМИ НЕОБХОДИМА ВЕРТОЛЁТНАЯ ЭСКАДРИЛЬЯ, СЧИТАЕТ КОМАНДУЮЩИЙ РОССИЙСКИМ МИРОТВОРЧЕСКИМ КОНТИНГЕНТОМ

 

Об этом старший военный начальник Совместных миротворческих сил от Российской Федерации Анатолий Зверев отметил в прямом эфире «Эхо Москвы» в программе «Военный совет» - совместном детище данной радиостанции и телеканала «Звезда» при поддержке министерства обороны РФ.

Отвечая на вопросы ведущих программы и радиослушателей, Анатолий Зверев напомнил, что до сентября 2002 года Совместным миротворческим силам была придана вертолётная эскадрилья в составе восьми вертолётов Ми-24 и Ми-8.

«У нас до этого прямо на территории расположения российского контингента была оборудована вертолётная площадка. По Зоне безопасности оборудовано очень много вертолётных площадок, куда с помощью вертолётов мы могли перебрасывать группы оперативного реагирования. Другой вопрос -  оперативность реагирования. Если, скажем, на Северном участке возник какой-то инцидент, то это, если с Центрального участка на Северный выезжать,  - порядка час-полтора время реагирования…   А если помощь ещё необходимо оказывать с Южного участка, это порядка 2,5 часов. Вертолёт – оперативность реагирования 15 минут», - сказал командующий российским миротворческим контингентом.

При этом он особо подчеркнул, что в случае необходимости, при наличии винтокрылых машин в распоряжении миротворцев, они могли бы прийти на помощь российским военнослужащим из состава ОГРВ, охраняющих склады боеприпасов в селе Колбасна.

Затрагивая тему складов в Колбасне, Анатолий Зверев критически отнёсся к публикациям в некоторых средствах массовой информации, в которых речь идёт о несоблюдении условий хранения боеприпасов, а также их хищении. 

«Я бывал на этих складах…  Скажу – боеприпасы содержатся в хорошем состоянии.  Условия хранения хорошие, полностью исключающие хищение, вопреки тому, что пишется в СМИ Запада», - отметил на этот счёт старший военный начальник Совместных миротворческих сил от Российской Федерации.

            Характеризуя в общем миротворческую операцию в зоне молдо-приднестровского конфликта, Анатолий Зверев подчеркнул, что это одна из самых удачных миротворческих операций в мире.  «Мы стараемся все задачи решать не силой, а убеждением людей. И пока нам удавалось все задачи и все конфликты урегулировать мирными, дипломатическими, политическими или, как бы сказать, договорными средствами», - сказал старший военный начальник Совместных миротворческих сил от Российской Федерации. Он также добавил, что в Приднестровье военнослужащие миротворческих контингентов руководствуются всеми международными стандартами. В частности, Анатолий Зверев подробно остановился на ситуациях, когда миротворцы, согласно данным стандартам, имеют право применять оружие, заострив внимание радиослушателей на том обстоятельстве, что даже после того, как во внештатной ситуации был произведён предупреждающий выстрел в воздух, оружие должно применяться только по ногам или по колёсам автотранспорта. Командующий миротворческим контингентом Российской Федерации честно признался, что дважды с самого начала операции  миротворцы всё же вынуждены были применить оружие, стрелять по колёсам автотранспорта. 

Говоря о возможности смены формата миротворческой операции, Анатолий Зверев отметил, что это возможно только после определения политического статуса Приднестровья. «Вы упустили вторую половину пункта 4 документа, который был подписан 18 марта прошлого года в Москве Медведевым, Ворониным и Смирновым. В пункте 4-ом  сказано, что Россия не возражает против смены формата миротворческой операции, но при условии определения статуса Приднестровья…», - сказал командующий российскими миротворцами в Приднестровье, беседуя с ведущими радиопрограммы «Военный совет». 

            По словам старшего военного начальника Совместных миротворческих сил от Российской Федерации, в настоящее время в Зоне безопасности несут службу примерно 1200 миротворцев,  по четыре сотни от России, Молдовы и Приднестровья, а также три десятка украинских военных наблюдателей.